Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

шпионские будни

Тихо прокралась... Мир ЖЖ мне пока неведом, потому я так робко.
Я веду блог уже лет девять наверное. Но те, кого я больше всего люблю живут в ЖЖ. Решила обживаться понемногу. Так хоть смогу комментировать, а не быть невидимкой.


Collapse )


Заварные и быстрорастворимые

Мне кажется книги они как кофе.

Бывают заварные, в зернах. Бывают растворимые.

В который раз с большим удовольствием погружаюсь за работой в «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсии Маркеса. 

До чего же заварная книга! В крупных таких, хорошо прожаренных зернах.


Для тех кто случайно не читал. Знаете на что похожа еще книга «Сто лет одиночества»?

Вот когда из ванны выпускаешь воду, то воронка, что остается когда вода стремительно убегает это и есть Маркес. Нечто живое, убегающее, завораживающее.


пс. Сбежала к «одиночеству», от «имени розы». Роза не пошла. Позже попробую еще раз. Под «Розу» мне не работалось, а спалось)))

Куда катится этот мир...? ©

Иногда мир меняется на глазах слишком быстро, мне кажется даже быстрее, чем мы успеваем осознать и принять такие изменения.

Так вышло, что по работе мне приходится общаться с самой юной порослью, с той которая станет прогибать мир под себя и придавать ему новые очертания лет эдак через 30.

Мне и раньше встречались дети, родители которых давали им телефон, чтобы успокоить. Они там во что-то тыкали или что-то смотрели, какие-то картинки наползали друг на друга... и они успокаивались просто по манованию руки.

А в этом году мне повстречались уже двое мелких, едва научившихся ходить, но уже без телефона в руках отказывающихся смотреть на мир. То есть вообще без телефона никак. Вот приехали, родители их отстегнули, достали из машины, и у того из них, кто уже умел держать предметы в руках и худо бедно ковылять на своих двоих в руках телефон. Попробовали забрать — такой крик, что невозможно слушать, не то что снимать. Принесли к лаванде, установили. А у человека в руках — телефон. Все. Он туда смотрит. А маме виделись снимки, где сын смотрит в камеру и при том еще и улыбается. А он в телефон. Попробовали отнять — слезы во все стороны, красное лицо, истерика. Еле успокоили вернув телефон обратно. Младший Винсент от крика начинает тоже реветь и уползать в сторону от места съемки. А место съемки, сами понимаете, изменить нельзя.

Collapse )

***

Пробегала сегодня утром мимо заячьей поляны. До чего же зайцы похожи на кенгуру когда стоят на задних лапах с прижатыми к пушистому брюшку передними! Особенно лицом, а точнее тем неповторимым самодовольным его выражением.


***

Карлосу Руису тройное ФИ.

Ну нельзя же настолько вдумчиво читать Булгакова! Сцена с Андреасом Корелли практически списана со сцены на Патриарших! Даже акцент и тот содрал!

Да и не только эта сцена, переосмыслен текст основательно.

По всему видать, что читал Булгакова до ужина и вместо ужина. И не только Булгакова. Ну а у себя? Есть за душой что-то свое, кроме способности переосмысливать других?

Так и хочется продолжить мысль великолепного П. Хорошие художники копируют, великие художники крадут. Современные — тырят. 

Современные писатели — все сплошь ремесленники. Пора с ними завязывать. Тчк.

история любви

Они знали друг друга тысячу лет.
Она бывала с ним холодна а он бегал за ней и искал ее повсюду.
Она не отвечала ему взаимностью, но он был везде и стал ей очень нужен.

Он не замечал ее, но она все равно приходила к нему даже во сне.
Она терпеливо сносила резкие перемены его насторения и холодность. А он... Он приносил ей самые необыкновенные ароматы со всего света. Он умел делать ее счастливой.

Она просила его быть ласковым, а он любил играть с ее волосами.
Он изменял ей, а она плакала и уходила.
Но потом возвращалась и они начинали все сначала.
Она учила его быть теплым и добрым, а он научил ее быть легкой и летать.

Она говорила "Я ухожу". А он говорил "А я все равно буду ждать тебя".
И он ждал. А когда она наконец возвращалась, то просто терял говлову и становился сам не свой.

Он говорил «Мне пора». А она говорила «Сколько не уходи — я все равно не смогу тебя забыть».

А потом она поняла, что он может жить, только если будет совсем свободным и сказала ему "Я не люблю тебя". А он ей "Я не могу без тебя". И тут же уносился прочь, оставляя ее снова одну.
Он знал, что бы не случилось, сколько бы времени не прошло, но она всегда будет возвращаться. Возвращаться к нему. И они снова будут счастливы вместе как и тысячи лет назад.

Он ждал ее и знал, что она единственная. Знал, что они созданны друг для друга.
Его звали Ветер. А ее все звали просто Весна.

Бить буду товарища Диккера

Никогда не стану ругать книгу, прочитав ее всего один раз. После одного раза никак нельзя. Может такое статься, что книга легла не по ветру, не сложилось гормонально или метеорологически. Вот после второго раза да, считаю, что имею право судить.

Итак сразу к главному. Книга «Правда о деле Гарри Квеберта» скверная, друзья мои. Это даже с учетом моих симпатий из-за атмосферного текста. Атмосферный текст это моя слабость. Если писатель сумел создать атмосферный мир и удржать в нем читателя, то он хороший писатель. Если читатель хоть немного тоскует о том, несуществующем на самом деле мире, то мир этот создан хорошим писателем. Беда в том, что даже хорошие писатели пишут иногда плохие книги.

Слишком во многое я не верю. Не верю не только я, но любой кто интуитивно заподозрит обман. Хотя я попробую объяснить во что не заставил меня поверить Жоэль. 

Collapse )

***

До чего же интересно выходит с книгами!

Нам кажется, что мы владеем ими. Можем закрыть, спрятать под подушку, вернуть на полку, подарить или даже выбросить. Но на самом деле это книги владеют нами. 

Мы можем вырвать страницу из книги, но никогда не вырвать нам из себя тех слов, что были посеяны однажды и будут жить и расти.



Шуша рисует. Кото-ФЕИ

Давно я не показывала творчества Шуши. Но это совсем не значит, что Шуша не рисует. Шуша рисует! Намного больше чем раньше, но все изменилось. Теперь у нас почти не бывает единичных рисунков. Это серии. Или СКАЗКИ, как говорит сама Шуша. В серии страниц десять, а то и больше. И производительность у нас примерно одна-две сазки в день. Сказки я раскладываю по файлам, файлы подшиваю в папки, коллекция растет.

Сказки совершенно оригинальны, чаще всего это что-то чудное иногда с четкой сюжетной линией и героями, что кочуют из серии в серию, но иногда она вдруг начинает рисовать попури по известным сказкам или рисует по мотивам, но добавляет что-то свое. Например в сказке про Дюймовочку у мыши есть два совершенно неуправляемых хулиганских ребенка-мышонка, которые ставят самой Дюймовочке палки в колеса еще больше усложняя и без того нелегкую ее сказочную жизнь. 

Была замечательная серия с Котами-Феями, а именно с Кото-ФЕЯМИ. Они порхали с розовыми крыльями и творили всякие чудные вещи!)

Вообще мир шушиных рисунков это мир загадочных существ в которых живут РЫБАНАСЫ (ананасы, плавающие в море подобно рыбам)) и КЕНГУРУЗА (тут даже комментировать не буду, догадывайтесь сами)).

И рассматривать все эти ее серии это такой кайф! Повороты непредсказуемы, столько эмоций и юмора!)) И я вот над этим всем трясусь, не выбрасываю ни одной бумажки. Жалко же!)


Кен Фоллетт, столповых дел мастер

Никогда не была литературным критиком даже в глубине души, но прочитав залпом "Столпы земли", дошла до такой температуры внутреннего кипения, что пока из меня не выйдет весь пар спокойно все равно никому не будет.

Для начала надо бы сказать, что между первой и второй частью книги просто пропасть. Иногда складывается ощущение, что писали первую и вторую части совершенно разные люди. Это как если бы Анну Каренну начал писать Толстой, а заканчивали Ильф и Петров.
С самого начала была взята довольно высокая планка, много внимания к деталям, яркие персонажи,  драматизм... но под конец герои вконец смылились и превратились в тусклых и плоских. Хорошие стали уж слишком хорошими, плохие и вовсе выродились в полных негодяев. События стали цикличны и стали напоминать квесты игры. По колличеству экшена повествование книги приблизилось к голливудским картинам.

Где-то в последней трети книги меня все чаще стали терзать сомнения, так и хотелось спросить: "Кен Фоллетт, вы женщина?" Слишком уж по-женски вдруг стало все происходить. Женскую прозу очень легко узнать. Градус обзора у женщин уже, но зрение острее. Они видят подчас то, о чем мужчины и не догадываются, они подобны рентгену. Зато уж целую панорамную картину, общий вид так сказать, со всеми деталями, могут увидеть лишь немногие из представительниц слабого пола. Вот и эта книга в самом конце ни дать ни взять дамский роман со всеми обязательными атрибутами включая неопродолимую и священную женскую потребность в хэппи эндах.


Скорее всего Кен начал книгу со всей своей пассионарностью на которую был споосбен. Проработал персонажей, продумал детали, прописал канву и был великолепен во всех своих начинаниях. Превая книга - захватывающая и атмосферная, с ней легко перенестись мыслью в другой мир и жить там, слегка лишь улавливая грань между реальностью и воображением автора. Вторая книга лишь тень первой. Не знаю зачем уж так было нужно ее писать. Может Кен Фоллетт поставил перед собой такую цель написать обязательно две книги, а может дал издателю честное-пречестное слово... Только не покидает ощущение, что писал ее другой человек, к тому же торопился и психовал.   

Мне дело видится так. Кен скорее всего написал первую книгу. Затем так же бодро начал вторую. Жена жарила ему бекон и пекла булочки, делала ему кофе и между делом смотрела мексиканские сериалы. Потом Кен заскучал. Может быть запил, а может забил... Может и то и другое вместе. И жена запаниковала. Несколько раз она взывала к разуму Кена. "Кен, нам нечем платить за бекон! Кен, очнись!" - причитала бедная женщина. Но потом, когда вдруг поняла, что мольбы ее по большей части бесполезны, поступила так же как поступают большинство женщин, которые месяцами просят у мужа прибить гвоздь, собрать шкаф, спилить дерево... Они потом берут молоток, отвертку, топор... и привинчивают, отпиливают, прибивают... Жене Кена просто пришлось сесть и самой дописать книгу. Понятное дело, окончание стало очень смахивать на женский сериал, зато книга стала полнее и гармоничнее, стала отражать и муской и женский взгляд на жизнь, может к этому и стремился автор. Может он и не запил и не забил вовсе, а лежал и потихоньку подглядывал в щелочку полуприкрытого глаза и тихо ликовал, что план удался на все 150%.

Collapse )