Category:

Мальчик из Лондона

Сейчас пытаюсь воскресить в памяти одну из самых своих незабываемых съемок...

Даже не знаю с чего начать все так живописно, что с какой стороны к истории этой не подойди начала нигде не найдешь. Везде какой-то сплошной... конец.

Когда я прехала в отель на праднование первого причастия мальчика Кристиана, то так сразу и поняла - конец.  Мне конец. Всему конец. Уезжать надо. Пока не поздно надо уезжать. Пока камеры целы.

Мальчик с диким визгом носился по парку отеля, распугивая барышень в нежных, кисейных, белых платьях для первого причастия. Распугивал малышей и их мамочек. Распугивал птиц...

Распугивал все, что еще как-то могло распугиваться. Мальчик был страшен в своей беспощадной энергичности и непомерной громкости.

Ко мне подошла мама Кристиана, полная роскошая женщина с уставшими томными глазами.

- Привет, я Кейт! Приятно познакомиться

- А я Мэг. Очень приятно. Сейчас, мы попробуем остановить его и будем сниматься. А где бы вы хотели снимать его, Кейт?

Хотелось сказать - в зоопарке, на необитаемом острове, под куполом цирка, в смирительной рубашке... а вы вообще уверенны, что его можно снимать..? А нет ли у вас другого мальчика которого можно было бы поснимать вместо этого? Мальчика-дублера. Но вслух я конечно же ничего не сказала, потому что я человек по большей части бесконечно воспитанный и приятный. Есть еще меньшая часть, но та просыпается редко и ведет себя ярко и непредсказуемо.

Потому вслух я сказала:

- Вооон в том уголке парка. Там чудесные зеленые заросли.

И тут мама мальчика вдруг неожиданно пристально заглядывает мне в глаза и говорит:

- Понимаешь, он из Лондона...

Слегка теряюсь, потому что как-то сразу не понятно что она имеет в виду и что она хотела сказать этим, видимо очень значительным замечанием. И что мальчики из Лондона должны быть не похожи чем-то на других мальчиков или там живет какая-то особая разновидность? Или это определение для какого-то нового вида мальчиков, выведенных в результате супер-секретного эксперимента супер-секретной МИ6?

Но она наклонилась ко мне еще ближе и с лицом человека хвастающегося своим новым больным зубом, с легкой стадальческой томной гирмаской опять тихонько произнесла:

- Он из Лондона, понимаешь.

И было это так задушевно и непонятно.

Я бы меньше удивилась, право, если бы она мне сказала, что у него запор и диарея одновременно. Об этом мне кажется и должны сообщать вот так вот пристально глядя в глаза полушепотом.

Потом меня вдруг осенило.

А если это - пароль! Как вот это.... я от Иван Иваныча... Обычно это означало, что к клиентам нужно было проявлять повышенную терпимость и внимательность.

Скорее всего мама мальчика именно об этом меня и хотела попросить, но все остальные слова у нее в голове перепутались... вон взгляд какой уставший и затравленный... вот и говорит все что придет на ум, надеясь, что окружающие как-то уловят самую суть.

Честное пионерское я всегда отличаюсь повышенной терпимостью. Это можно сказать мое слабое место. Или сильное. И я честно и самоотверженно бросилась на помощь папе, который отлавливал мальчика для съемки.

Знаете, как человек, у которого по саду бегают зайцы и как человек, который часто их ловит и по этой части повидал многое... я была шокирована этим загоном. Не хватало охотничьих рожков только. Без них всегда сцена охоты кажется неполной.

Папа отловил мальчика где-то в кустах и что-то долго ему там говорил, видимо сулил по очереди кнуты и пряники. Все затаились. А больше всех я. Внутренне собралась, напряглась и почувствовала себя где-то глубоко внутри Сергеем Бубкой. Эту высоту надо брать! Не отступать же в такой момент...

Мальчик был доставлен мне в каком-то неожиданно смирном и покорном виде, только глаза метали молнии и выдавали непокорность судьбе и строгому папе.

Папа наклонился и шепнул мне:

- У вас есть несколько минут.

Вы знакомы с конным спортом? Приходилось видеть как берут барьеры?

Только представлять себя надо не жокеем, а именно лошадью. Очень точное будет сравнение.

Я как рысак взяла несколько барьеров, дальше внутренний секундомер мальчика оттикал положенное колличество секунд отведенных на хорошее поведение и... мальчик улегся на траву в позе морской звезды.

Я испробовала все трюки, применяемые мной при съемках сложных детей. И те, что использую для шалунов и те, что для стеснительных тихонь. Я спрашивала его не тот ли он Кристиан, который друг Винни Пуха и нет ли у него дома автомата-трансформера. Я пыталсь подражать ему и тоже корчила рожи и падала на траву. Я изобразила несколько этюдов после просмотра которой приемная комиссия в театральном институте аплодировала бы мне стоя и зачислила бы меня без экзаменов на всеимеющиеся в ВУЗе факультеты. Я была изобретательна, терпелива, настойчива и неподражаема. Но мальчик Кристиан в позе морской звезды был непоколебим.

Ну да, если бы у меня была стремянка, то я бы и сняла его звездой. Но стремянки у меня не было. И мне пришлось предложить дальше растерянной маме с капельками пота на лбу и строгому папе, метающему в сына молни, дальше снимать группы. Семью значит. Чтобы перевести дыхание и поправить здоровье. А мальчик... мальчик может и отойдет к тому времени.

Суровое испытание длилось пару часов. Десятка три родственников, как стайка индейцев в полном боевом снаряжении, раскраске и перьях, робко сбилась в уголок, наблюдая с опаской чем кончится дело. Съемка групп всех несколько расслабила и успокоила, но мальчик Кристиан упорно играл роль вождя краснокожих и из раза в раз появлялся на фотографиях то с ужасной рожей, то вдруг опустившись на четвереньки, то закрыв лицо обеими руками. На тех же фотографиях, где мальчика Кристиана, того что из Лондона, не должно было быть... он просто выпрыгивал внезапно или пробегал перед камерой в тот момент когда срабатывал затвор.

Знаете, я человек очень политкоректный. Очень. Терпеливый и повидавший всякого. Но такой съемки у меня еще не было никогда. И даже закончив все и оказавшись наконец у себя в машине, я вытерла с чела пот и какой-то время сидела остывая и переваривая все случившиеся. Подумалось вдруг, что самого главного кадра я так и не сделала. И выглядеть этот кадр должен был бы примерно так. Мальчик Кристиан из Лондона привязан толстой веревкой к самому толстому дереву. Рот у него заклеен скотчем. В волосах перья. А мама и папа раскрашивают лицо сына в традиционные цвета индейцев, выходящих на тропу войны.

Мне кажется теперь я начинаю догадываться почему мне так таиственно сообщили, от том, что мальчик Кристиан из Лондона... Это наверное было предупреждение!

В следующий раз, когда меня позовут на съемку, я обязательно поинтересуюсь не из Лондона ли их мальчик прежде чем соглашаться. :))))   

пс. Ниже еще немного фотографий Кристиана. Хотелось бы сказать "некоторые из"... но боюсь, что единственные.

И еще вот... если кто-то видит меня в фейсбуке... Лица и люди совершенно реальные со своей реальной жизнью. Истории не вымышленные. И если кто-то под фотографиями Кристиана на фейсбуке напишет "так вот ты какой вождь краснокожих...", то с меня скорее всего снимут скальп. Не стоит, право!

пс. Очень странно конечно, но маме фотографии Кристиана очень понравились. Она казала — да он такой, ты очень точно передала его характер. А на вопрос можно ли публиковать снимки... Она ответила «если это хоть как-то поможет...»

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →