katejdaniel

Categories:

***

А вдоль дорог к Уотерфорду маковые полосы. Шевелятся на ветру лепески как живые, а в них солнце на просвет. Так и хочется вытянуть из окошка руку и гладить их все пока едешь!

Кто не переодевался на заднем сиденье автомобиля в купальник (тонированные стекла, безлюдное местечко), тот в йоге так ничего и не понял.

Песок горячий в одежде, песок горячий в тапках, песок горячий в дУше. Песок в волосах, потому что глубокодное ныряние подразумевает. Теплые камешки и ракушки. Волны. Ветер. Ни с чем не сравнимый ветер, что пахнет морем. Другое измерение, их тех что не бывает и реальность такая более чем относительна. 

Перед зеркалом в пляжном туалете какая-то подозрительно юная леди с косичками и в окружении четырех детей, бессовестно назвающих ее мамой клеила накладные ресницы. Другая реальность, понимаете! И леди эта с большой вероятностью инопланетного происхождения.

Другая леди лет четырех за стеклянной стеной центра по оказанию первой помощи и спасения утопающих сидела на маленьком стульчике с надутыми губками на прелестном личике в окружении темных локонов. Ножку она держала в тазике с водой или чем еще. Вокруг суетились человек семь спасателей. Видать крошка поранила ногу наступив на острый камешек или ракушку. И спасатели старались вовсю, потому как спасать было больше некого. Если это были не Белоснежка и семь гномов, то я тогда совсем ничего в жизни не понимаю.

Вода в заливе по ощущением не прохладнее парного молока. Почти целый день не выбирались из нее. Наверное я последний раз так сходила с ума в море когда мне было лет десять. Купаешься, а выходишь из воды и совсем не чувствуешь холода. Чувствуешь только потребность забраться обратно в море. Но была допущена стратегическая ошибка. Из за очков, что не снимались почти весь день, теперь бы меня не стали снимать в голливудском кино хоть я их проси. Короче никому не буду показывать свою личность ни в фас ни в профиль пару дней без очков, а там может проблема рассосется сама собой. 

Приливы и отливы в Ирландии это что-то чудное. Помнится мне в Одессе море оставалось на своем месте и никуда не бегало. Ну разве что метр туда-сюда, глазу и не видно. Тут же за пару часов море вдруг прибывает и пятидесяти метров пляжа как и не бывало. Потом после обеда так же стремительно уходит снова. Определить где оно остановится — это такая азартная игра. Потому как меньше всего охота купаясь встретить плывущие навстречу свои же личные тапки. А то и затонувшую как подводная мина сумку с камерами. Сплошное трюкачество — уложиться в прилив и не подмочить репутацию.

Серфингисты хором ломанулись в воду, но волну не дождались, а просто сонно дрейфовали лежа пузиком на досках и устроив на волне какое-то совещание с перевами на взрывы хохота. 

Это был праздник непослушания. Ели что хотели, купались сколько хотели, дурачились как хотели. На каруселях восхищались бесстрашием взлетающих на высоту пятнадцатиэтажи. А сами перекаруселившись на всем менее адреналиновом катались на катамаранах и завели дружбу со степенным лебяжьим семейством. А еще утята! Восемь клювов, а сами не больше моей ладошки! Но чайки были всех храбрей.

В пункте проката катамаранов два чудака обратились ко мне с дивной речью, в которой я не уловила ни одного знакомого слова. Попросила сына провести переговоры, а он мне потом сказал, что это были австралийцы с австралийским совершенно акцентом. Мамадорогая как же люди там в Австралии понимают друг друга манипулируя таким дивным сочетанием звуков! Но с сыном мне очень свезло, он в акцентах варит. А то бы не видать нам катамаранов.

Вернулись домой почти в одинадцать. Под сказку «бременски музыканты» Шуша благополучно заснула и проспала всю дорогу. Солнце беспощадно жгло  еще в девять и маки стали оранжевыми.

А дома в саду вдург прямо перед нами с девочкой Дженни выпал как камешек Робин. И такой у него был одновременно обрадованный и рассерженный вид — «ну и где шатались!!?» Ну как не спать в такую ночь? А он не спал. Ждал и волновался. Куда пропали вдруг на целый день?! Сидел прямо перед нами, не давал пройти  и ждал объяснений. Сегодня обиделся и ни с кем не разговаривает. Демонстративно никого не замечатет. Подходишь — поворачивается спиной. Маленькая, но очень гордая птичка. 

А еще сегодня все болит. От целого дня заплывов ноют мышцы, сгоревшие непонятно когда плечи ноют тоже. Спонсор солнечного ожога солнцезащитный крем Нивея))


Я, кто так отчаянно желал тепла в неогриниченных количествах отказываюсь есть еду при такой температуре и ору дурниной «кто выключил вентилятор»! Вот как можно после этого понять людей?! 

Оранжевый уровень опасности из-за жары у нас. Слыханое дело плюс тридцать!  А самая высокая температура была зафиксирована в Ирландии в июне 1887 года — 33.3 градуса. Стремительно идем на рекорд.

Еще мне совершенно непонятно почему вдруг такое времяпрепровождеиие называется отдыхом! Весь болишь, устал как собака — считай отдохнул. Я вчера от такого отдыха едва прямо в душе не заснула.

Но какой кайф это ваше другое измерение!


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded