katejdaniel

Category:

Бить буду товарища Диккера

Никогда не стану ругать книгу, прочитав ее всего один раз. После одного раза никак нельзя. Может такое статься, что книга легла не по ветру, не сложилось гормонально или метеорологически. Вот после второго раза да, считаю, что имею право судить.

Итак сразу к главному. Книга «Правда о деле Гарри Квеберта» скверная, друзья мои. Это даже с учетом моих симпатий из-за атмосферного текста. Атмосферный текст это моя слабость. Если писатель сумел создать атмосферный мир и удржать в нем читателя, то он хороший писатель. Если читатель хоть немного тоскует о том, несуществующем на самом деле мире, то мир этот создан хорошим писателем. Беда в том, что даже хорошие писатели пишут иногда плохие книги.

Слишком во многое я не верю. Не верю не только я, но любой кто интуитивно заподозрит обман. Хотя я попробую объяснить во что не заставил меня поверить Жоэль. 

В роман девочки, которой 15 лет и мужчины, которому 30 я не поверю никогда. Да нет, не ханжество это, где говорят - фи! девочка-ребенок. Ну да, девочка ребенок, но тем не менее история Ромео и Джульеты правдива. Я в нее верю. Все потому что и ОН и ОНА переживают одно и то же, их чувства и переживания на одной, понятной им волне. Так оно бывает, правда, когда так мало лет! Бурлят эмоции, опьянение чем-то новым, раньше недосягаемым, какие-то возможности которые раньше казались совершенно непонятными, это эпоха открытий. В роман между Лолитой и взрослым мужчиной я тоже верю. У девочки это скорее любопытство и жажда неизведанного, а у мужчины идея-фикс, редко но бывает такое. Исключение из правил. У тридцатилетних мужчин совсем другая эпоха. Эпоха созидания, если хотите, эпоха силы. В роман между девочкой пятнадцати и мальчиком примерно этого возраста можно поверить. Можно поверить в то, что мужчину, которому к пятидесяти будет тянуть к такой юной девочке как самой юности, которую уже не догнать. А мужчина тридцати и девочка пятнадцати имеют разное молекулярное строение, они по разному относятся к миру и разного от него хотят. Им не о чем будет говорить останься они хоть на полчаса вместе. Ну разве что если они окажутся в парке аттракционов смогут повизжать на каруселях. Вы читали когда-нибудь то, что пишет девочка 15 лет? Наивные, розовые сопли, бездна повторений, чудачества, крепко замешаные на еще не испарившемся до конца детстве. Все мило и инфантильно. Взрослому мужчине покажется нелепым и глупым. Улыбнет. У взрослого к такой девочке может быть интерес приключенчески-эстетический. Прозаический. Им неинтересно вместе дальше этого интереса, который обладает повышенной испаряемостью. У девочки нет контента, только оболочка. Мужчину тридцати нельзя привязать настолько крепко, как это описано в книге, всего лишь оболочкой.

Меж тем в книге мы видим как мужчины этого небольшого американского городка без ума от девочки Нолы. Почему только от нее? В городке есть еще девочки такого возраста, их автор не описывает. Мы не видим даже портрета, Нолы, Жоэль! Недавно один редактор сообщил мне под большим секретом, что отсутствие портрета является серьезным недостатком художественного произведения. Но у Жоэля нет не только портретов, у него нет приличных диалогов, объемных характеров. Попытался выписать полицейского контрастами, но нет. Не вышло. Текст совершенно плоский и бедный. Бедные диалоги. Узнать кто говорит без подсказки автора невозможно.

Заметно, очень заметно, что Жоэль читал Набокова. Причем читал прилежно с карандашиком. Читал и завидовал. Завидовал и читал. А еще совсем немного надеялся, ну самую малость, что где-то там на западе выросло поколение, которое не читало Набокова и это даже к лучшему. Успех! Вот единственная жажда, которая просто и ясно читается в тексте. Не желание заворожить зрителя, нет! Жажда успеха. Не напрасно ведь упоминиются в книге не существующие в реальности «гениальные» писатели написавшие «шедевры» и ставшие  знаменитостями. Жоэль не случайно делает это, он таким образом заставляет читателя поверить, что у него в руках шедевр не меньше. Жоэль убедителен! Он убедил даже товарищей раздающих за шедевры литературные премии. Два раза убедил!

Но не убедил читателей. По крайней мере не всех. Ну не бывает такого, чтобы читателей можно было обмануть. Ло-ла у Набокова. Но-ла у Жоэля. Так же нараспев повторяет за Набоковым свежий писатель Жоэль. Очень понравился прием, никак не смог отказать себе и не использовать. Но Набокову веришь, веришь в одержимость взрослого и развитие сюжета естественно, очевидно. А Жоэлю не веришь. Если бы такой эпизод и случился у эмоционального, начинающего писателя в возрасте тридцати, он был бы всего лишь эпизодом. Молодого человека отпустило бы быстро, спустя год вспоминал бы не скрывая улыбки, верно? Вот что естественно. А тут что мы видим? Тридцать лет спустя после встречи взрослый мужчина хранит в своей памяти двухмесячное знакомство с девочкой подроростком!

Слишком много нафантазированно такого, что несовместимо с реальной жизнью. Обманывать читателей это ведь тоже искусство. Вот вы верите в то, что отец у девочки священник и не обращал внимания он на то где пропадает его 15 летняя дочь? А верите в то, чтобы в крошечном городке, где все у всех на виду, такие скандальные отношения не стали бы достоянием всех в самом скором времени? Я не верю. Сама живу  в таком городке и знаю, что такое в принципе невозможно. Это теперь. А что уж говорить за семидесятые, когда все было еще более открытым и общество заботилось о морали куда пристальнее.

Девочка написала чудесный роман, который захватил Америку и стал культовым? Нет, ну вы верите? Глупость несусветная. Даже допустить, что девочка литературный самородок, зрелые и интересные тексты рождаются не сколько у зрелых людей, сколько у людей умеющих пропускать впечатления сквозь призму опыта, сквозь фильтры, что остаются внутри от пережитого. Откуда скажите на милость такое в нежном возрасте? Можно писать музыку, она как дыхание, можно писать картины, они что солнечные блики, но литературу — нет! Литература это другое. Нет ее без опыта жизни, без выводов, что сделаны, без трагедий, что пережиты. Это и есть на самом деле литература. Конечно я могу заблуждаться и кто-то станет спорить. Скажет, да нет и музыку нельзя или картины нельзя без опыта.  И может быть будут правы. А кто-то скажет да ладно, девочке в 15 по силу написать роман, который всколыхнет мир. И может они тоже будут правы, но хотя бы теоретически. Но не смотря возможные исключения из правил я все равно не верю. Что мы видим в тексте Жоэля Дикера? Каким он показывает нам Нолу? То что она говорит, что делает, делает обычная девочка, может быть даже чуть более неуравновешенная и инфантильная, чем другая в ее пятнадцать. Тексты ее писем к Жоэлю просто убоги. Они ведь одинаковы — ну прочитаешь такое одно письмо, второе, а дальше.... скучно. Может быть другой мальчик лет пятнадцати и был бы рад получать их, но что делать с такими письмами взрослому мужчине? Нет никого литературного дарования в тех отрывках, которыми «кормит» нас время от времени Жоэль.  Какое-то время книга держит нас интригой. Хочется узнать — кто же наконец убил эту Нолу, которая своими нелепыми однообразными текстами «я люблю вас, Гарри, как я вас люблю...мы будем вместе навсегда...» Потому и читаешь дальше, терпеливо сносишь то, как на твоих ушах повисают эти розовые сопли на которые взрослые взирают со здоровой иронией и которые перерастают годам эдак к восемнадцати. Удерживая внимание читалеля автор здорово накрутил запутывая сюжет. Угадывается старая, добрая бабушка Кристи. Чтобы в самом конце выскочить и закричать «туки-туки за себя». Ладно, эта часть ему удалась из за нее ведь и дочитываешь. Потому что переживания, трагедия, герои — все это ему не удалось. Если бы только это, половина читателей книгу давно бы захлопнули. Второя половина — дочитали бы. Но только потому, что привычка такая. Никогда не оставлять недочитанного.

А знаете, что стало последней каплей? Когда кажется, что автор обманывая читателя обманул сам себя? Это когда в конце оказывается, что гениальный роман был построен на письмах, которые писала не ОНА и ОН. А ОНА и совсем ДРУГОЙ. Вот такой поворот, да. И теперь представьте себе пару, у которых та самая Любовь с большой буквы, которые растворяются друг в друге и созданы друг для друга, и они чужие настолько, что никогда не говорят о письмах, которые писали друг другу. Никогда не обмениваются теми самыми особенными фразами, никогда не используют слов, понятных только двоим. Вот такая Любовь, которую бедный Гарри носил в себе тридцать лет после ичезновения девочки, которую знал два месяца и которая все что могла писать «я люблю вас, Гарри, как я вас люблю... и зовите меня меня милая Нола».  Она выдал пустоту, которая царила между чужими по сути людьми. Обманул сам себя. Хлыст мне и розги. Бить Жоэля за это надо!


Обидно, что хорошие писатели спускают талант. Меняют на иллюзию успеха. Пусть и мимолетную, однако осязаемую. Грустно это. Не выходит у меня читать современную литературу. Это ведь я еще выбираю отмеченных премиями, признанных дарований. Что же там дальше, если копнуть? Почему когда читаешь страрую прозу не покидает другое чувство, что главной наградой автору и был тот самый текст, который в какой-то момент нравился ему самому, возможно даже казался совершенным. И все! Это и была награда, больше ничего было не нужно. Откуда это ощущение? Может это обман, но так легко обмануться читая старое. 


пс. Я не отчаиваюсь и хочу спросить. Если ли у вас книга, написанная последние пару-тройку десятков лет, которая не просто понравилась, но взорвалась внутри, такая что не отпускает годы и хочется читать снова. И та, что взяв в руки, трудно было перестать читать даже на минуту?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded