Kate Klimchuk (katejdaniel) wrote,
Kate Klimchuk
katejdaniel

Category:

***

Если будет возможность выбирать, то в следующей жизни обязательно стану воробьем.
У такого выбора масса достоинств. Во-первых воробьи как бы есть, но никому до них нет никакого дела. Во-вторых оставаться практически невидимым, но при этом уметь летать — великое дело. Ну и в третих есть определенный смысл в крошечных белых кляксах, которые падают с небес в самых неожиданных местах. Уравнение без неизвестных. Замечательное решение тысячи проблем и ответ на миллион риторических вопросов. И что самое прекрасное — решение на самом высоком уровне. Да и на людей с высоты посмотреть наверное забавно. Мелкие, глупые, суетливые, самодовольные.
В голове целый склад чугунных предметов. Каждая мысль по полторы тонны. Тащишь их из одного угла в другой, по человеческой глупости кажется, что от этого места больше будет. И воздуха. Тот кто сказал, что от перемены мест слагаемых сумма не изменяется был воистину жесток. От перестановки чугунных конструкций из угла в угол колличество их существенно не менятся, но вера в себя подрывается основательно. И потом их ведь никогда не отмыть эти чугунные конструкции.
Жизнь штука чрезвычайно глупая. И мысли о смерти уже не пугают. В ней знаете ли что-то есть. Умер — и порядок. Больше никаких проблем и чугунных сооружений. А пока вот это все собирается внутри и собирается.
Забавно все же наверное летать на воздушном шаре. Там есть песок. Сбросил и полетел выше. Песок кончился — приземлился. С этой жизнью все гораздо тяжеловеснее. Сколько не сбрасывай, чугунных изделий меньше не становится. Хотя надо признать, собрав мысли в какой ни есть ком погуще, склеив в текст совешенно абстрактной усвояемости и сбросив вниз, и правда становится полегче. И главное совершенно все равно в кого попадет и что с этим кем-то потом будет. В этом деле писателям очень можно позавидовать. Вот так швыряться вниз чем бог внутри послал великая радость и облегчение. И воробям тоже можно очень сильно завидовать. Они так похожи на писателей.
Меня придавило каким-то глухим комом вины. Чудовищно тяжелым и неподъемным. Жизнь без компьютера, телефона и прочих источников излучений человеческой мысли и креативности почти так же нелегка как и с ними. Разницы никакой. Разве что изучаешь статичные завитушки на стене вместо динамичной и движущейся картинки, которая по сути те же самые завитушки.
Залежи чувства вины довольно внушительны. Можно было бы организовать фабрику и наделать из меня целый микрорайон Достоевских, которые затопили бы всех симфонией человеческого неблагообразия. Если подумать, то я умудрилась обмануть и обидеть всех, включая себя. Вот разве что одному человеку хотелось говорить правду, но ему не надо. У него своя.
До чего же тесен мир, забитый под самую верхушку до самой крыши мироздания тяжелыми чугунными конструкциями. И сколько их не двигай, легче не станет. Руки устанут, ноги будут ватными и больше не смогут держать, а они так и будут нависать, пыльные, тяжелые, исполинские.
Tags: прожизнь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Нелюбимые слова

    Есть у меня необъяснимо нелюбимые слова. Необъяснимо потому, что это самые обычные русские слова каких много. И не какие-нибудь…

  • (no subject)

    То, что за разгрузочными днями часто следуют загрузочные — это на мой взгляд одно из самых вызывающих проявлений закона человеческой подлости.

  • Июль. Достать арбуз и бегать!

    А до февраля еще далеко. И весь мир подождет. пс. Куда приятнее, чем обугленные груши)

Comments for this post were disabled by the author