katejdaniel

Category:

Выбираем соседей, не стесняемся

Вот скажем если бы у вас был один всего один шанс выбрать любимого... ну или может не очень любимого, но притягательного точно... героя из книги, чтобы он был на самом деле и жил по соседству, то кто бы это был?

Я пробовала представлять себе многих, но лучше всех у меня почему-то представляются Холмс с Ватсоном. Не знаю почему, может потому что рядом викторианская терраса так напоминающая Бейкер стрит. И к террасе этой ведет старая улица Джордж стрит, вдоль которой та самая старая, высокая, каменная стена вся увитая плющом, поросшая мхом и сверху свисают гирляндами разросшиеся папортниковые лапищи. Местечко аутентичное. И кажется иногда, что из тумана донесется скрипучий голос Холмса и покашливание Ватсона и вот-вот покажется и трость, и высоко поднятый воротник, и фирменная кепка... Они пройдут мимо, кивнут головами в знак приветствия и растворятся в тумане, а я еще долго буду слышать обрывки разговора, вдыхать запах табака из той самой трубки и думать о том, что нового у них... и за какое такое дело в этот раз они взялись. Знакомиться не стала бы. Зачем испытывать судьбу.... Стоит только свести знакомство с этой странной парочкой, как с их новым знакомцем тут же начинают случаться всякие неприятности. Я бы встречала их с завидной регулярностью и по блеску глаз и скорости походки пыталась бы понять есть ли у них сейчас какое-то дело и как близко они к разгадке.

А еще было бы здорово познакомиться с каким нибудь настоящим писателем. Вот бы жил на моей улице сам Конан Дойль! Только здорово было бы, чтобы я уже знала, что он тот самый Конан Дойль, а он еще нет. Он бы думал, что он обычный такой человек по имени Конан Дойль. У него был бы старый рыжий сеттер и вечный насморк. Он бы гулял со своей собакой вдоль стены по Джордж стрит. Я бы вначале наблюдала бы за ним из окошка, а потом завела бы себе тоже сеттера и насморк и стала бы выгуливать их ранним утром. Вначале мы бы просто кивали бы друг другу при встрече,  а потом собаки наши как-то случайно завели  собачий разговор, а мы человечий. Вначале о собаках, а потом о погоде. Где-то на третьей неделе таких утренних собачих прогулок добрались бы и до людей. Он бы заметил, что вот эти два чудака в глупых старомодных пальто кажутся ему ужасно забавными, особенно тот, что с трубкой, и если он когда-нибудь соберется написать какую-нибудь  историю, то вспомнит о них обязательно. А я бы сказала, что дело того стоит, и весь мир точно сойдет с ума от этих двух чудаков стоит ему только о них написать парочку-другую историй.
Так и бродили бы утрами вежливо друг с другом раскланиваясь и отпуская о погоде нелестные замечания и громко смокаясь по очереди.

А еще здорово бы встретить настоящего О.Генри. Но наверное у нас разговрор бы не сложился совсем. Я бы стояла с выпученными глазами, а он бы посмотрел на меня как на слабоумную. Навреное все что я смогла бы сказать, это что-то вроде  этого... "эээ. ваш... рассказ... ну тот, где последний лист... это реально круто". Я бы еще многое наверное могла бы сказать... и от том, что его рассказы - живые акварели и продолжают жить и расти внутри, о том что настоящая любовь почти всегда почему-то немая и глухая, а я влюблена в его каждую строчку и наверное потому мне так трудно даются слова, о том еще. что вместо лекарств в своей личной аптечке я держу томик "Короли и капуста и новеллы" и это реально работает... и еще о том, что каждый год когда падают листья я считаю последние и думаю о том чьи они...Но всех этих слов у меня бы не нашлось, и я бы только выдохнула еще раз - " реально круто". Он вздохнул бы, вежливо прокашлялся, кивнул... и ушел бы, а над головой у него бы заклубились мысли, такие реальные, что можно было бы потрогать - "кругом столько слабоумных... и стоило-то..."

Мне кажется... писатели какие-то особененные люди. Они здорово отличаются от обычных. Вот у обычных людей мысли всегда как вода. Текут себе и текут. Убегают сквозь пальцы. Испаряются на солнце или уходят куда-то в землю без остатка. А у писателей все намного занятнее. У них мысли существуют в трех состояниях - в жидком, в газообразном и в твердом. Бывают еще густые как мед, тянутся, тянутся... Приклеится такая к тебе и не отклеишь нипочем. И здорово они умеют превращать эти состояния мыслей из одного в другое. Глядишь из какого-то пара из какого-то воздуха, вдруг выкристализовывается что-то такое, из того, что больше никогда не разрушится. А когда они плачут, то из глаз у  них текут слезы, которые потом превращаются в буквы. Яркие и твердые, как кристаллы. А что они вытворяют со временем! То замедляют до невероятности, так что каждая крошечная мыслишка превращается в нечто огромное и невероятное или разгоняют до такой скорости, что чувствуешь себя новорожденным в каком-то совсем другом мире.

Но мне почему-то кажется, что говорить с обычными людьми писателям нет особой надобности. У них внутри там так интересно... С чего бы говорить с кем-то еще. И о чем...? Потому познакомится с настоящим писателем у меня шансов нет. Оттого-то и мысли мои чудаковатые радуют меня неимоверно. Как и те два чудака, которые живут на моей улице и все гуляют и гуляют в тумане, такие реальные.

пс. Так странно у меня проявляется осенний книжный голод, читать хочется, что даже в голове урчит. Бывают моменты, когда даже этикетки на ботинках превращаются во вполне приемлимое чтиво. Хочется чего-то нового и старого одновременно, поди еще угоди себе с такими запросами.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →