katejdaniel

Category:

Робин и сын

Даже не знаю почему мы решили, что птенец Робина именно его сын. Но сомнений почему-то не было никаких с самого начала. 

Однажды утром мы вдруг увидели странную картину. 

Робин, завидев малыша, сразу направился к нему. Но не кормить он его стал, так как это делал раньше. Он стал его бить! Хлопал на него крыльями, громко стрекотал, ругался. Он прогонял его! Сказать, что нас потрясло происходящее, значит ничего не сказать. Это... это было жестоко. Это было неожиданно. И малыш улетел, спрятался где-то за забором. А мы набросились на Робина. «Да, ты что! Это же твой ребенок! Как же ты так можешь!» Мы ругали его, а он смотрел на нас и ничего не понимал. Тогда мы решили, что маленький Робин не вернется. 

Но он вернулся! Вернулся и стал прятатся в саду в тайных местечках. Например в густых кустах сирени или жасмина, за заячьими домиками. Он стал настоящим мастером маскировки! Бывает пойдешь в конец сада... А найти его можно было теперь только там, видимо понял, что Робин старший любит быть поближе к дому, решил лишний раз не навлекать на себя беду. Вот пойдешь в самый конец сада с гостинцами, а его и не видать. Позовешь и вдруг замечаешь, как  что-то на крыше заячьего дома шевелится. А он по цвету от крыши неотличим. Вот и садится тихонько на ее шершавый покатый край. Неудобно, но что делать, зато ему все видно издалека, а его не видно никому. Или за заячьим домом прячется. Подойдешь бывает, позовешь, а он уже прыгает из-за дома навстречу. Да его и звать не надо! Сидит бедный одинокий малыш и ждет когда подойдут к нему! А только подойдут так уж так рад! Прыгает вокруг, бусинками своими прямо в глаза смотрит и не отходит ни на шаг. 

Сядет бывало Джен в кресло книгу почитать, а он рядом, на поручне устраивается и просто так сидит, за компанию. Никого нету у него, видно как одному тоскливо, маленький ведь совсем. Нахохлится весь, превратится в маленький шарик и сидит так, посматривает весело и любопытно. Сам крошечный, а глаза большие! Красавчик! 

Со временем на грудке у него появилось первое оранжвое перышко. Просто как орден какой! И с тех пор он куда храбрее стал. Однажды он просто спрятался за ноги Джен когда его в очередной раз хотел прогнать робин-папа!

А до того гонял его Робин старший очень шибко. Только завидит откуда-то, хоть из другого конца сада и все — мчится как пуля. А глаза у них зоркие... Прогонит, а потом сядет где-то на видном месте и ругается. Он вообще с тех самых пор как один остался много очень ругаться начал. Вот этот сердитый стрекот слышно издалека. Домой возвращаешься, подходишь к калитке, а уже издалека слышен сердитый стрекот, эхом по округе разносится далеко.

Через какое-то время мы узнали, что не спроста он гоняет от себя родную кровиночку. У каждого робина есть территория, которую он считает только своей. Другим, чужим робинам вход или влет на нее запрещен. Хозяин прогонит. Выходит, что и наш сад и нас самих робин считал практически своей собственностью. И не собирался делить с чужими. Но как так, что его малыш, которого он еще вчера кормил клювик в клювик вдруг одним утром стал ему чужим?! Разве такое бывает? Мы ругали робина, пытались объяснить, переубедить, просить... Но он просто смотрел и не понимал чего от него хотят. Мы показывали ему две банки с едой, убеждали, что у нас еды хватит на двоих. Но он был неумолим и прогонял малыша снова и снова. Для того чтобы покормить малыша и чтобы робин-папа его не прогнал нам вообще приходилось делать трюк. Девчонки отвлекали робина и одновременно заслоняли собой малыша пока он ел. Но часто бывало такое, что тот разгадав хитрость, взлетал выше, видел малыша и пулей летел его прогонять. Злой робин он быстрее коршуна! 

Вначале мы еще думали, что он устанет. Малыш-то оказался настойчивым. Его били, прогоняли, но он возвращался снова и снова. Иногда после не появлялся целый день, а бывало, что и прилетал почти сразу. Но никогда еще не было такого, чтобы он дольше чем на день пропал.  Бывало и такое, что старший Робин исчезал на день или два. И тогда малыш становился полноправным хозяином всего сада. Не боялся подходить к дому, не прятался. Суетился рядом, только чудом и не наступали на него. Но Робин всегда возвращался и все начиналось сначала. Наверное то, что малыш остался один, у него не было братьев и сестер и сыграло с ним такую шутку. Он просто не захотел уходить, ему было одиноко.

Как-то получилось само, что малыш стал залетать в дом за Джен. Вначале робко и неуверенно, а потом все храбрее и храбрее. А однажды он заблудился в доме, залетел в дургую комнату и бросился к окну, начал паниковать. И тогда мне пришлось подойти у окну и взять его в руки. Каким же он был крошечным! Там одни перышки! А под перышками крошечное тельце не больше мизинчиика, а в нем сердечко стучит сильно-сильно. Мы немного подержали его с Джен по очереди. У меня мелькнула мысль — «Вот бы оставить! Жил бы с нами долго-долго! Ведь есть же такие случаи, я читала... робин может в доме жить» Но наверное нет большей жестокости, чем лишить свободную, дикую птичку неба. И мы отпустили его. Было так приятно, что мы могли его подержать, но и досадно тоже, потому что мы тогда с Джен подумали, что он теперь не будет нам больше доверять и станет нас бояться. Отпустили и мысленно попрощались. А он тут же вернулся! И уселся Джен прямо на ладошку! 

Так продолжалось наверное месяц. То Робин его прогонял сильнее, то забывал о нем на какое-то время и казалось не замечал. И только-только мы начинали верить в то, что старший Робин смирился с соседством младшего и согласился поделить территорию, как вдруг в старшем просыпался ястреб, он снова взмывал вверх, оттуда падал на малыша и прогонял его снова.

Потом малыш пропал. Вначале мы думали вернется. Но проходили дни. Потом недели, а он не возвращался. Может быть погиб... Если бы он был жив, то не мог бы не прилететь! Хотя бы разочек!

Птичка робин живет 15-16 лет. Но средняя продолжительность жизни у робина всего 2 года. Так мало потому, что половина молодняка гибнет в первый год жизни из-за своей неопытности. А наш еще и ручным был! Такого беда еще легче найти сможет. 

И вот после того я никак не могу себя простить. Ведь я же держала его в руках. Ну чего мне стоило не отпускать его на погибель? Ну да дикая птица... да тоскует по свободе... Но ведь он не был диким. Он ручным был. Да и свободу так и не узнал. Похоже не очень-то она и нужна была ему эта свобода, раз он не хотел от нас уходить.

Вот вспомню его теперь и реву. Крошечная птичка, а как же можно прикипеть сердцем... Не мы его приручили. Это он нас приручил. Вот так ни с того ни с сего тебе вдруг не все равно идет ли на улице дождь или дует сильный ветер... Потому что не знаешь нашел ли он себе местечко где укрыться от непогоды. Друзей не бывет больших или маленьких. Они бывают только настоящими или не настоящими. А маленький робин был нашим настоящим другом.

А с большим Робином все сложно. Он так же с нами. Так же все время рядом с девчонками. Скажем играет Эрика, готовит обед из того, что найдет в саду, раскладывает все по тарелочкам, наливает в чашечку «чай». А он тут как тут, рядышком сидит. Это его девочка. Это его чай. Он пьет зачем-то из чашки, которую она ему пододвигает поближе. Пьет, хотя рядом есть целый пруд. Просто потому, что понимает, что она играет. Это его девочка. Его сад. Его люди. А малыша своего прогнал. Сержусь на него все так же. Но наверное он по другому не мог. Мы ведь тоже часто поступаем не так как подсказывает сердце, а как надо. А вот как надо порой и не знает никто.

Скажите мне пожалуйста, вы бы выпустили его, как это сделала я, или оставили бы? 


А продолжение все еще следует. История продолжается хоть и без малыша. Может быть завтра наконец доберусь до фотографий. С портретами оно ведь куда интереснее.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →